Особенности общения с пожилыми людьми и лицами с ограниченными возможностями здоровья

Общение занимает важное место во всей сложной системе связей человека с внешним миром. Общение людей многогранно. Оно включает в себя обмен информацией и обмен эмоциями, оно служит регуляции совместных действий и согласованию намерений. Общественные и межличностные отношения человека раскрываются и реализуются именно в общении. Вне общения немыслимо человеческое общество.

Проблемы эффективности межличностного взаимодействия

Общение порождается совместной деятельностью людей, поэтому оно осуществляется при самых разнообразных межличностных отношениях.

Общение   всегда       предполагает     установление     каких-то взаимоотношений между людьми, сопровождаемых взаимным восприятием и взаимными оценками. Нарушение взаимопонимания, обусловленное целым рядом причин, создает трудности и барьеры в общении, приводит к напряженности между людьми и к конфликтным отношениям. Многими коммуникативными способностями и, в частности, способностью понимать другого человека, люди наделены не в равной степени. Однако специалистам, работающим с инвалидами и пожилыми людьми, очень важно уметь понимать своих клиентов, дать эффективную «обратную связь», посмотреть на себя со стороны, децентрироваться и владеть многими другими навыками, т. к. они работают с людьми профессионально.

Обратная связь – сообщения, которые человек посылает в ответ на сообщения другого. В случаях вербальной информации это может выглядеть как переспрашивание, уточнение вопросов, выражение желания получить дополнительные сведения и т.п.
Учитывая сложность общения, известный отечественный социальный психолог Г.И. Андреева (1988) обозначает его структуру, которая состоит из коммуникативной стороны (обмен информацией между общающимися индивидами), интерактивной стороны (организация взаимодействия между общающимися, т. е. обмен не только знаниями, но и действиями), и перцептивной стороны (процесс восприятия друг друга партнерами по общению и установление на основе этого взаимопонимания).

Потребности в общении многообразны, так, например, ученые выделяют потребность в познании, престиже, доминировании, покровительстве или заботе о другом, помощи. Потребность в заботе о другом, удовлетворяясь в различных ситуациях, возникающих в течение жизни, постепенно формирует альтруизм, человеколюбие. Для того, кто желает работать врачом, педагогом, социальным работником, необходимо стремиться быть альтруистом. В его общении эта мотивация всегда должна проявляться в ситуациях, когда кто-то нуждается в помощи.

Потребность в помощи предполагает готовность партнера принять помощь, которая приносит удовлетворение тому, кто ее оказал.

Рассматривая вопросы общения при работе с инвалидами и пожилыми людьми, нужно обращать внимание на все составные стороны структуры общения. Одной из важнейших проблем в непосредственной работе с этими категориями населения является общение как коммуникация, взаимодействие между специалистом и клиентом и восприятие друг друга.
Специалисты социальной сферы часто задают вопрос: «Должны ли быть специальные умения для того, чтобы эффективно общаться с инвалидами и пожилыми людьми?». Дать однозначный ответ на него, скорее всего, нельзя. С одной стороны, важно признавать, что профессиональное взаимодействие и общение с этими категориями населения требуют того же уровня коммуникативных знаний и умений, какой принят в работе и с другими пользователями социальной службы, с людьми разных возрастов. Поэтому они не нуждаются в специальных умениях социальных работников, врачей и психологов, которые с равным уважением должны относиться как к детям, взрослым, людям с умственными проблемами, так и к инвалидами и пожилым людям. Однако, с другой стороны, положительным ответ будет настолько, насколько требуется признавать, что инвалиды и пожилые люди имеют опыт конкретных проблем здоровья, социальных или личных, которые накладывают отпечаток на их коммуникацию и взаимодействие с другими.

Развитие коммуникативных умений и эффективного управления контактами и общением с инвалидами и пожилыми людьми зависит от понимания влияния их жизни и условий на способность эффективно общаться.

Роль общения в пожилом возрасте

Пожилые люди имеют опыт конкретных проблем здоровья, социальных или личных, которые накладывают отпечаток на их общение, коммуникацию и взаимодействие с другими.
Общение рассматривается как категория жизнедеятельности, которая очень важна при оценивании нарушений способности к общению (неразвитость, свернутость, деформации и пр.) у пожилых людей, наряду с другими категориями жизнедеятельности (способности к самообслуживанию, передвижению, трудовой деятельности, ориентации и контролю за своим поведением). В этом контексте общение выступает как клинический симптом. Его клиническую характеристику дополняют также и нарушения артикуляции врожденного либо приобретенного характера, затрудняющие общение.

Клинические проблемы возникают от специфических условий, например, ухудшения слуха, речи, когнитивного понимания и пр. Некоторые из них легко определимы, и их влияние на коммуникацию хорошо известно, например, афазия или дисфазия после перенесенного удара, заболевание в результате деменции и т. д.

Афазия – недостаток речи, выражающийся в неспособности использовать разговорные возможности, которые у человека были ранее. Некоторые виды афазии сопровождаются потерей способности к произношению слов, к пониманию написанных или произнесенных слов, неспособностью строить фразы.

Дизартрия – нарушение мускульного контроля речи и часто умений, таких как есть, пить и т. д., связанных с теми же самыми мускулами, что контролируют произношение.
Однако другие, такие как депрессия или апатия часто рассматриваются как присущие пожилым людям и приписываются «старому возрасту». Более того, их роль в коммуникации не всегда понимается окружающими.

Депрессия – эмоциональные нарушения от нормальных колебаний настроения в повседневной жизни до подавленности и психических изменений, требующих лечения.
На способность коммуникации воздействуют речь, когнитивное функционирование или настроение. Способность говорить или говорить ясно может быть ухудшена в результате какого-то заболевания, например, перенесенного инсульта и др., что требует применения для коммуникации специальных техник. Например, больные афазией и дизартрией отличаются, прежде всего, своим психологическим обликом, им свойственны: уход в свою инвалидность, самоизоляция, угнетенность, тревожность, эмоциональная лабильность, сомнения в возможности восстановления речи. Часто пожилые люди, страдающие дизартрией, некритично относятся к своей речи, не замечают дефекта, который со временем может стать еще более тяжелым, хуже поддаваться коррекции. Степень сохранения интеллекта и личности также определяют «уровень требований» пациентов к своей речи. Среди афазий, встречающихся у пожилых людей, было отмечено преобладание эфферентной моторной афазии над всеми другими формами. При этом нарушение речи происходит на уровне понимания и произношения, что ведет к ограничению коммуникационных возможностей, а иногда и к их полной утрате, выраженной дезадаптации.

Во всех этих случаях следует применять общие принципы и коммуникативные умения; требуется специально обращать внимание на возможности избегать деперсонализации или инфантилизации пожилых людей, чье когнитивное функционирование нарушено.

Инфантилизация – поведение помощников (например, гиперопека), в результате которого те, за которыми они ухаживают, становятся беспомощными. Выражается в отсутствии требований к больному человеку, в самостоятельном (помощников) выполнении задач по уходу, несмотря на то, что он в состоянии выполнить требования или какую-то активность, но более медленно или неаккуратно.

Например, ученые обращают внимание на правильное отношение к ним не только специалистов, но и в семье, от которого часто зависит, сможет ли и захочет ли данный пожилой человек продолжать, например, логопедические занятия, ведь у большинства заболевших при систематических и длительных занятиях нарушение речи чаще всего обратимо. Обязательным условием является сохранение за больным его места в семье, выполнение им посильных обязанностей. Излишняя опека (гиперопека), так же как и недооценка, игнорирование болезни, ведут к принижению личности, ставят больного в зависимое положение.

Депрессия и потеря способности слышать могут появляться в результате условий одинокого проживания и социальной изоляции. Депрессия влияет на настроение и самооценку, на мотивацию межличностных взаимодействий. Пожилые люди, которые подвержены депрессии, нуждаются в тех же самых умениях помощника, которые требуются и для молодых людей, испытывающих депрессию.

Неразвитость речевого аппарата в связи с патологией слуха и, следовательно, невозможность речевого общения отражает клинический аспект этого явления. Невозможность речевого общения компенсируется жестовым общением, которое выполняет основную функцию – получение и передачу информации, обмен информацией, только иными способами.
Другой аспект проблемы общения относится к социальным факторам. Например, установлено, что затяжные семейные конфликты для пожилых людей обладают таким же патогенным воздействием, как смерть или тяжелая болезнь близкого человека. Так, обнаружено, что в половине случаев у пожилых людей в результате развода возникают невротические состояния.
Многие авторы подчеркивают, что важным условием эмоционального благополучия является сохранение социальных связей, поддержание теплых и открытых отношений со взрослыми детьми и внуками, при этом совместное проживание не обязательно.

В пожилом возрасте группа общение (друзья, семья) уже создана, и в этом возрасте уже почти не пересматривается. С одной стороны, это связано с приверженностью к старому опыту, в рамках которого все происходящее сопоставляется и ассимилируется. С другой стороны, имеются объективные ограничения – оставшегося времени жизни, сил, энергии, круга общения, который сформирован и у сверстников. Данную ситуацию описывает социоэмоциональная теория селективности, предложенная американским психологом Лаурой Л. Карстенсен (L.L. Carstensen) в конце 80-х – начале 90х гг. ХХ в. Согласно этой теории, изменения в социальных сетях могут наблюдаться во всех стадиях жизни. Они связаны с субъективной избирательностью контактов и зависят от возрастных изменений в мотивационной структуре (например, изменяются от потребности активного общения в ранней жизни до потребности в большей близости с меньшим числом людей в позднем возрасте). Как считает Л. Карстенсен, с ранней взрослой жизни до старого возраста люди активно сужают свою окружающую социальную среду и в то же время увеличивают эмоциональную близость в существенных для них отношениях. В течение этого периода гедонистические качества социальных контактов становятся все более существенными.

До конца 80-х гг. прошлого века сужение социальных связей пожилого человека приравнивалось к дефициту в эмоциональном удовлетворении социальными взаимодействиями и уменьшенной способности устанавливать и поддерживать лично необходимые контакты. Ведущие социологические теории не пришли к согласию относительно того, должны ли пожилые люди оставаться социально активными или могут отходить от социальных ролей и обязательств. Уменьшение социальных контактов в пожилом возрасте рассматривалось как неблагоприятный фактор. Пересмотренная в 90-х гг. концепция аналогична описанной выше концепции развития личности пожилого человека. Возрастные изменения в социальном отношении больше не рассматриваются как отражение нормативных потерь развития или последствия возрастной стратификации в обществе. Кроме того, пожилой человек теперь не воспринимается как пассивная жертва неблагоприятных обстоятельств, а скорее представляется вполне способным к развитию и взаимодействию с окружающей социальной средой. Исследования показали, что старые и очень старые люди без супруга (супруги) и детей способны поддерживать эмоционально близкие социальные отношения, которые помогают им ощущать себя частью общества.

Было обнаружено, что при активном функционировании частота социальных взаимодействий положительно связана с высоким уровнем субъективной автономии и возрастом. У очень старых людей высокое число социальных контактов было связано с низким уровнем субъективной автономии, но у пожилых людей не имелось никаких связей. Одно из объяснений этого заключается в том, что умышленное сокращение социальных контактов в очень старом возрасте является компенсационным и защитным механизмом. В этом возрасте могут наблюдаться даже отрицательные последствия социальных отношений (например, гиперопека укрепляет зависимость).

Факторы, влияющие на общение специалистов и пожилых людей

В большинство профессиональных контактов включен пожилой человек и специалист, который обычно моложе, а иногда значительно моложе, своего клиента. Этот факт представляет не только возрастные различия, но и отражает когортные различия, что заключается в том, что пожилые люди и социальные, медицинские работники или другие специалисты принадлежат группам, имеющим очень разный социальный опыт жизни и истории. Эти различия между профессионалами и пользователями социальной службы всегда важны во всех аспектах профессиональной помощи.

Когортные различия – различия, обнаруженные или наблюдаемые в когортах, рассматриваются как результат изменений в размере и составе самих когорт или в окружающей среде, воздействующей на данные когорты.
В личных и исторических событиях жизни отражаются не только факты, которые имели место, но также и стереотипы, ценностные ориентации общества, в котором жил и продолжает жить человек. Взгляд пожилых людей на жизнь не может легко и эмпатично быть понятым и принятым молодым поколением, которое живет в совершенно других исторических условиях, например, в условиях глобализации, модернизации общества и т. д.

Пожилой возраст – будущее, к которому специалисты только могут прийти: они имеют знания о нем, но не имеют личного опыта старости. Больше того, они знают, что это период, за которым следует смерть, и поэтому часто неосознанно, а иногда очень эмоционально чувствуют свое нежелание его исследовать или изучать.

Факторы, влияющие на эффективность межличностного взаимодействия, следующие:
Представления пожилых людей о специалистах


Современные когорты взрослых работающих людей живут в условиях более обеспеченного благосостояния по сравнению с жизненным опытом у пожилых и старых людей, которые прошли через различные лишения. Особенно это характерно для западных стран как «государств всеобщего благоденствия», хотя и в нашей стране условия изменились за последние 10-15 лет. Так, люди более молодого возраста стали путешествовать за границу, появился Интернет, обычным явлением стало наличие, например, нескольких телевизоров в каждой семье, больше того, увеличилось количество теле- и радиовещательных каналов и т. д. Однако основными факторами изменений в России стали смена власти и падение «железного занавеса».

Влияние предыдущей истории жизни (которая в целом была менее благополучна с точки зрения современного уровня жизни) может внести определенный вклад в негативный взгляд пожилых людей о «помогающих» специалистах (социальных работниках, медиках, психологах и пр.) и в представление о помощи как о благотворительности. Если какой-то человек физически зависим, его чувство зависимости, которое он выносит из предыдущего социального опыта (в условиях тотального дефицита не только товаров всеобщего потребления, но и свободы выбора, демократии и пр.), усилено настоящей реальностью зависимости, возникшей от нынешних обстоятельств его личной жизни.

Выражение таких чувств и их влияние на взаимодействие с другими, коммуникацию и общение будут варьироваться в зависимости от каждого конкретного человека и могут в результате привести его к пассивности и разобществлению, сверхуступчивости или к чрезмерным требованиям, отрицанию и агрессивности. Недостаток знаний среди населения в общем о «помогающих» специалистах, т. е. социальных работниках, врачах, психологах и пр. и работа, которую они выполняют, требуют разъяснения и освещения различными средствами, например, с помощью СМИ, политиков, учителей и т. д. В представлениях инвалидов и пожилых людей, которые, например, раньше не обращались в сферу социального обеспечения и не имели контактов с этой сферой, роль профессионального социального работника может быть окрашена некоторой путаницей, неразберихой, непониманием. Например, для многих людей социальное обслуживание и социальная безопасность неразличимы и определяются только словом «социальный». Пожилой человек не чувствует контроля над ситуацией, если не имеет четкого понимания структуры социальной системы и своей позиции в ней, а также позиций и ролей различных специалистов.

Представления специалистов о пожилом возрасте
Социальные работники, чьи представления в отношении позднего возраста и пожилых людей состоят из негативных или неполных наборов стереотипов, не могут выражать позитивное отношение к клиентам в своей практике взаимодействия и общения с ними. Они будут, скорее всего неосознанно, относиться к ним как к слабым, бессильным, неспособным, зависимым и пр., часто даже в унижающей манере, ставя себя в позицию «сверху». К профессиональным недостаткам относится нежелание понять некоторые настоящие обстоятельства и поведение пожилого человека.

Влияние представлений и стереотипов
Взаимные представления клиента и специалиста являются результатом когортных и возрастных различий. Однако они также зависят от того, как относятся в обществе в целом к инвалидам и пожилым людям. Именно это отношение влияет на межличностные взаимодействия между индивидами. Пожилые люди, например, сами могут усваивать различные взглядах о себе как о «старых людях». Некоторые из них могут понижать уровень негативности стереотипов, но делать это, например, путем отрицания своего возраста или принадлежности к старшей возрастной группе. У других в результате могут быть низкие ожидания, низкий уровень притязаний или нежелание выполнять требования социальной системы.

Влияние других социальных факторов
Имеются важные характеристики, которые оказывают важное влияние на межличностное взаимодействие: опыт жизни, опосредованный принадлежностью к определенным классу, гендеру, национальности, наличием инвалидности и пр.; статусные различия между оказывающими помощь и получающими помощь людьми, влияющие на самоуважение. Социального работника как профессионального помощника могут объединять эти характеристики со своим клиентом (например, оба они принадлежат к одной национальности или полу). Поэтому он вполне способен учитывать их как равный опыт этой общности, эмпатично воспринимая клиента.

Влияние специфических факторов
Существуют также специфические факторы, которые воздействуют на способность коммуникации, такие как речь, когнитивное функционирование или настроение. Например, выше рассмотрено влияние различных заболеваний на речь инвалидов и пожилых людей.

Особенности профессионального общения с инвалидами и пожилыми людьми.
Процесс межличностного взаимодействия и коммуникации между клиентами и специалистами, безусловно, зависит от уровня и качества умений работника общаться и взаимодействовать с другими.

По обозначенным выше причинам, связанным со всеми различиями, которые в общем существуют между работниками и их клиентами – инвалидами и пожилыми людьми, каждый из них может прийти к профессиональной встрече с очень разными ожиданиями, целями, предметом обсуждения, что скажется затем на результатах. Ожидания клиента – важная часть процесса коммуникации, и необходимо достичь согласия с ним настолько, насколько возможно; необходимо перепроверить, что ожидания его не изменились.
Кроме того, очень часто профессиональная практика с инвалидами и пожилыми людьми характеризуется тенденцией к редукционизму, сокращению, т. е. это ограниченное видение решения проблем, когда избегают сложных или болезненных эмоциональных вопросов, когда обеспечивается минимальный уровень услуг из всех возможностей социальной системы, и на них распространяется взгляд скорее ограниченный и поверхностный, чем целостный.
Социальные работники как профессиональные помощники, взаимодействуя со своими клиентами, должны владеть такими умениями, которые помогут облегчить обсуждение тех областей жизни или чувств, которые могут инвалидами и пожилыми людьми так или иначе избегаться. В то же время, не следует гнаться необдуманно, поспешно или равнодушно за вопросами, которые не имеют отношения к делу или о которых они не желают говорить. Например, если клиент отказывается от какой-либо услуги, то следует разобраться, что означает этот отказ: самоопределение или недостаток знаний, результат низких ожиданий или боязнь высокой стоимости услуг, тревога или нежелание быть бременем для других? Пожилой человек в процессе коммуникации объясняет социальному работнику, чего бы он хотел. Однако для второго важно не только принять его объяснения, но и понять, что это означает. При этом профессионалы должны осознавать факторы, которые делают затруднительным для инвалидов и пожилых людей ясно и понятно выражать свои мнения, мысли и желания во встречах и беседах с профессиональными помощниками или специалистами.
Объяснение этой затруднительности кроется в двух причинах.

Во-первых, профессионалы всегда находятся на позиции силы, т. к. от их оценки и принятия решений зависят клиенты. Например, зависимость инвалидов и пожилых людей от обслуживающего персонала или от социальных работников вызывает боязнь «возмездия» на их возможные жалобы, выражения недовольства. Слишком сильны их чувства зависимости, иногда – признательности, что может сделать нормальную критику похожей на черную неблагодарность.

Во-вторых, низкие ожидания пожилых людей, их недоверие к работникам социальной сферы или к тому, кто проводит опрос, являются важными факторами в их тенденции вести себя уступчиво (хотя не обязательно так думать), выражая свои потребности и удовлетворенность обеспечением.

Используемая литература:
Краснова О.В., Галасюк И.Н., Шинина Т.В. “Психология личности пожилых людей и лиц с ограничениями здоровья”